Озеленение и благоустройство

     Архитектура садов недавно признана отраслью истории искусства, вернее, снова признана после того, как о ней позабыли с конца XVIII в. Трезвый и реальный XIX век отбросил ее, как ненужное дело, считая, что сад или парк сам разрастается, если почва хороша и влаги достаточно. Между тем, садам последнего времени очень далеко до созданий Лигорио, Ленотра и Гонзаго, и постепенно все начинают сознавать это. Появляется желание иметь сады, если не равные, то сравнимые с виллой Тиволи, Версалем или Павловском, но все усилия оказываются тщетными, потому что дело садового архитектора принадлежит к числу труднейших. Он не только связан планом и профилем местности, количеством проточной воды, климатом, но и должен иметь в виду дальнейшее разрастание во времени древесных групп и крон отдельных деревьев. Конечно, он может предусмотреть это, наметив форму и размеры подстрижки. Однако это не всегда возможно, а в пейзажном стиле и совсем невозможно. При устройстве последнего зодчему приходится руководствоваться чутьем ученого-садовода. Вот почему лишь в те века, когда все отрасли культуры сливались воедино, были созданы лучшие образцы садовой архитектуры. Когда же в XIX веке искусство, как поиск красоты, было заброшено и зодчество превратилось в коллекционирование заимствованных, но почти всегда непонятых деталей, когда нашли возможным и нужным разграничить художественную и конструктивную стороны архитектуры, зодчие сделались бессильными.